akabash (akabash) wrote,
akabash
akabash

Category:
  • Music:

Струмилин С.Г. - Проблемы социализма и коммунизма в СССР. 1961. Глава 3, часть 1.

Центральная, третья глава книги Струмилина, состоит из пятнадцати разделов, плюс к ней примыкают ещё три главы о социализме (почему-то не включённые в третью в качестве её разделов). Я попытался в прошлом посте предоставить общую логическую схему этой части книги, посвящённой социализму, в меньшем количестве пунктов (пять-шесть). Нижеследующее - заметки по тексту в соответствии с этими немногими пунктами, которые (заметки), однако, постоянно сползают к тому, чтобы следовать оригинальному авторскому членению материала. Справиться с этим сползанием особо не удалось, ну и ладно. Отмаргиналил ещё раз первую половину этой главы, как раз объём текста на новый пост.

1. Закон стоимости существует объективно, ему надо следовать и при социализме. Неправы его отрицатели. Хотя в известных пределах можно и отступить от него ради высших соображений.
Автор говорит об объективности ещё в первой главе, об особом понимании термина "закон", не таком строгом, как в физике. С этим легко согласиться.
Интереснее начало третьей главы, самый первый абзац, по своей риторике прямо-таки горбачёвско-перестроечный.
== Но, к сожалению, даже многие из них в наши дни радикальной перестройки общественных отношений, когда все старое трещит по швам и меняет свой облик не по дням, а по часам, не поспевают за темпами этой перестройки. Слишком долго цепляясь подчас за явно устаревшие уже представления, они недостаточно продвигают теорию вперед, а в таких условиях и наиболее передовая теория начинает отставать от опережающей ее революционной практики. ==
А именно:
== Я имею в виду, в частности, ошибочное представление о несовместимости закона стоимости с плановой системой хозяйства, которое очень долго поддерживалось у нас с прочностью предрассудка, задерживая к ущербу практики развитие всей теории политической экономии социализма в СССР. ==
Оппонируемая точка зрения в деталях не излагается, но её легко восстановить: стоимость - категория товарного хозяйства, для коего нужны независимые товаровладельцы, обменивающиеся на рынке, а в СССР таковых нет, есть единый собственник в лице всего общества, следовательно...


  Неполнота картины, неясности
Раз уж автор заговорил об "ущербе для практики", то ему следовало бы сказать, в чём был этот ущерб в 20-е, 30-е, в первые послевоенные годы и далее. А также дать обобщённую картину вот этого дурного планирования без учёта ЗС. Но на протяжении всей книги об этом речи как-то не идёт. Возможно, автор не хочет повторять апологетов рынка, противников социализма. В перестроечные годы они высказались во весь голос, прокляли дефицит, неэффективность и т.д.
Для полноты картины - вот пара ссылок на публицистику рыночников: перестроечная статья (термин "сталинизм", кажется, впервые) и статья двадцатых годов.
Шмелев Н. - Авансы и долги
Бруцкус Б. - Социалистическое хозяйство. Теоретические мысли по поводу русского опыта
Не нашёл в сети статьи Анатолия Стреляного о "купцах" и "кавалеристах", которая была чуть ли не первой из этого потока (кажется, журнал Знамя за 1986 год).
И ещё один вопрос к автору: можно ли говорить, что ЗС до сих пор считался несовместимым, не учитывался? Ведь коробок спичек стоил в магазине меньше, чем швейная машинка. А тяжёлый труд шахтёра оплачивался выше, чем более лёгкий труд почтальона. Разве это не действие закона стоимости? Вообще, принцип оплаты по труду, лежащий в основе первой фазы, это не проявление ЗС? О чём же тогда беспокоиться, зачем ещё какие-то реформы?
Ответ на критику слева
Возражения автора отрицателям ЗС (гл.3, параграф 2, стр. 120): надо различать меновую стоимость (характерную для товарного производства) и стоимость как таковую, как общественно необходимые затраты труда (ОНЗТ далее), а это уже категория внеисторическая: даже и при робинзонаде и при полном коммунизме для производства того-то и того-то требуется такое-то количество труда. Меновая же стоимость есть форма проявления стоимости как ОНЗТ.
Меновая стоимость - свойство только товарного производства, автор цитирует классиков:
«С переходом средств производства в общественную собственность* устраняется товарное производство» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч.„ т. XIV, стр. 286).
Но просто стоимость, как мы уже видели - другое дело, она внеисторична.
То есть получается, что стоимость будет и после товарного производства? Но ведь есть, например, ясное высказывание в "Анти-Дюринге", что категория стоимости исчезнет. Автор не приводит эту цитату, но ссылается на другие, о важности категории "стоимости в ее трудовом выражении" для планового хозяйства. Оставим эту войну цитат без комментариев, некая шаткость терминологии неизбежна на стадии становления теории, ничего особенного.
Мы здесь имеем типичный споро словах (называть ли стоимостью ОНЗТ или это только субстанция стоимости, которая может существать без формирования оной, как глина без горшка), но дело не в словах. Есть ли разница в действиях людей, занимающих разные позиции в этом споре о словах? Если есть, то договором о терминах её не ликвидируешь. Судя по изложенному выше, да, есть, но ясно, в концентрированном виде не изложена.
Каковы планирующие действия тех, кто признаёт ЗС?
Каковы у тех, кто отвергает?
В чём разница? (Впрочем, эта претензия к автору уже изложена выше).
Оговорка, частичное согласие с критикой слева
В другом месте, стр 128, в разделе третьей главы "Закон стоимости в условиях социализма" автор несколько сдаёт назад.
== Таким образом, совершенно ясно, что и практика и теория допускают у нас не только случайные, в порядке просчетов, но и вполне сознательные отклонения от требований закона стоимости в планировании, поскольку такие отклонения могут быть разумно обоснованы. Такие случаи, однако, надо рассматривать лишь как исключения. Общим же правилом должно стать соблюдение требований закона стоимости и самое широкое использование его в нашей экономике, как одного из важнейших орудий планирования. ==
Думаю, что радикальные антирыночники могли бы за это место ухватиться, почувствовав слабину, ринуться в эту брешь с целью расширения. Исключение? А какова мера этого исключения? А почему некие высшие соображения допускают? А в подвляющем большинстве случаев почему не допускают? В чём такая разница между типичными и особенными ситуациями? Может быть, любую ситуацию можно рассматривать как исключительную?
(В перестроечные годы можно было прочесть в толстых журналах о послевоенной полемике "товарников" и "антитоварников", но гугл, похоже, не щедр на ссылки на те дискуссии. О товарниках мы хоть что-то знаем, а что говорили анти-товарники, неизвестно).


  В порядке некоего резюме по первому пункту:
Я согласен с автором, что ЗС существует объекивно, если мы говорим о производительных силах по состоянию на 1961 год (индустриальная стадия), но тонкое различение меновой и просто стоимости сомнительно. ОНЗТ - субстанция стоимости, а не сама она, хотя традиция употребления слова "стоимость" в значении ОНЗТ - существует. При таком словоупотреблении мы рискуем забыть о "высшей стадии коммунистической формации".
Не показан механизм ущерба от пренебрежения ЗС.

2. Польза - экономия времени, избегание диспропорций.
Но отстаивать объективное существование ЗС - этого мало. Надо дать оценку его действию.
== На всем протяжении времени господства в общественном хозяйстве товарно-денежных связей, когда действие закона стоимости является бесспорным, он выполнял двоякую роль регулятора производственных и меновых пропорций в направлении к наиболее экономному использованию и сокращению затрат «созидающей стоимость субстанции», или, говоря проще, общественных затрат рабочего времени на единицу продукции. ==
Стремление указать на некий универсальный принцип, пронизывающий всю историю производства и дающий особые модификации на разных стадиях прогрессивного развития, можно только приветствовать. Верно, что это экономия труда, рабочего времени (и сведение до нуля в перспективе, добавим мы).

3. Диспропорции, согласно автору книги,  бывают двух типов: производственные (несоответствие друг другу количеств разных видов продукции) и рыночные, меновые (отклонение цены от стоимости). Диспропорции порождают санкции со стороны закона стоимости, всякие негативные последствия, ощущаемые или постигаемые умом.
Ответ на критику справа
Мне кажется естественным предположить, что диспропорции производственные  легко устраняются планом (такое-то количество угля для выплавки такого-то количества чёрного металла), а вот диспропорции меновые - тот пункт, на котором сосредотачивается критика социализма со стороны апологетов рынка и капитализма. Мол, без стихийного корректирующего механизма конкуренции не будет у вас соответствия стоимости и цены или индивидуальных затрат труда и общественно необходимых. Правда, такой воображаемый спор остаётся в рамках трудовой теории стоимости, а наши атланты её скорее отвергают её, чем нет. Но этим обстоятельством можно и пренебречь: апологетика рынка возможна и в рамках труовой теории стоимости.


  Ответ автора на эту (не очень-то изложенную) критику справа можно найти на стр. 65-66, ещё в первой, вступительной главе: есть задачи, строго математически неразрешимые, но допускающие достаточное приблизительное решение "на глаз". Это, разумеется, не конец спора социалистов с певцами рынка, он может быть продолжен на более конкретном уровне.
Два вида диспропорций
Важно, что отношения между меновыми и производственными пропорциями, согласно автору, асимметричны: первые ведущие, вторые ведомые (master - slave).
== Регулирует производственные пропорции в товарно-капиталистическом обществе закон стоимости не непосредственно, косвенным путем, через меновые пропорции. ==
То есть относительные количества продукции разных видов зависят от того, что происходит в мире цен.
(Вот-вот, говорят атланты, мы же говорили: социализм проваливает меновые пропорции, неспособен установить нормальные цены, значит и с производственными пропорциями порядка не будет: дефицит и всё такое).
Моё мнение, ранее излагавшееся: ограничение свободы рыночных сил действительно может иметь некие негативные последствия. Но с ними можно примириться ради иных благ. Претерпевый до конца спасётся. Таков ответ в самом общем виде, для конкретизации уже нужны специальные знания.

4. При капитализме пропорциональность достигается стихийно, через исправление диспропорций в процессе рыночной конкуренции. При социализме напрямую, через план. Заранее соответствуют друг другу и разные виды продукции и цены стоимостям, то есть затратам труда.
Этой капиталистической диспропорциональности автор уделяет много места, говорит о ней на каждом шагу. В его изображении капитализм является каким-то надругательством над законом стоимости, над принципом эквивалентного обмена.
Тут есть один не вполне ясный для меня момент. Меновые диспропорции, то есть несоответствие рыночных цен стоимостям, могут быть просто следствием "обычной" анархии", а могут быть следствием более глубоких закономерностей: закона цен производства и закона равной прибыли (развитый каптализм), или же монопольных цен (империализм). Автор как-то не противопоставляет и не отождествляет эти сущности. Сделаем это за него: отклонения цен от стоимости, а затем выравнивание оных в процессе конкуренции возможны и на стадии простого товарного.
(Несколько в сторону. Струмилин изображает капитализм как нарушение закона стоимости, принципа обмена по эквиваленту. Но ведь таковы, насколько помнится, были и претензии к капитализму у Прудона во времена его контактов с Марксом. Маркс же в "Нищете философии" возражал, что такое нарушение принципа есть логическое следствие самого этого принципа. Решение вопроса, говоря словами самого Маркса - надо уничтожить индивидуальный обмен.
Тогда мы спросим у самого Маркса - ну а в СССР-то с его плановой экономикой произошло уже вот это самое "уничтожение индивидуального обмена" или нет?
Но Маркс по уважительным причинам (или имея хорошую отмазку) не отвечает: не дожил-де до ваших времён. У Струмилина же категория "обмен" не встречается, хотя признание ЗС можно трактовать как признание обмена.
В общем, непроработанность терминологии - это зло).
Важный момент - инверсия, производимая социализмом.
== ...если стихийный закон стоимости -при капитализме, воздействуя через рынок на производство, мог только косвенно регулировать рыночными ценами необходимые производственно-трудовые пропорции, то в плановом хозяйстве закон стоимости регулирует их в наших планах непосредственно путем увязки этих пропорций с балансом труда и материальными балансами производства -и потребления различных продуктов, так что здесь уже производственные пропорции -призваны определять меновые.  ==
И в этом пункте не всё понятно.
1) Если "закон стоимости регулирует", но в данный момент, момент писания книги в начале 60-х, нужна некая перестройка и реформы, то значил ли это,
- что до сих пор не регулировал, не действовал, не учитывался, но теперь пора уже начать,
- или что он действовал, не мог не действовать, но это не признавалось, а теперь пора признать.
То есть спор ли это о словах или столкновение рзных программ действий?
2) Далее, всё же непонятно, каким боком ЗС к производственным пропорциям, если он вообще-то о меновых. Если при капитализме меновые детерминируют производственные (положение дел с ценами, колеблющимися вокруг ОНЗТ, является причиной такого-то объёма выпуска), то понятно, что действует именно ЗС. А вот как при социализме объём выпуска может детерминировать цены, если по закону стоимости цены детерминируются ОНЗТ? Что-то это непонятно.
Попробуем нарисовать картинку, в которой произв-труд. пропорции детерминируют меновые. Плановики определяют объём нужных благ в натуральном виде, на его основе рассчитывается количество нужных человеко-джоулей, которое потом выражается в рублях и раскидывается по группам населения с разной зарплатой. Объём же произведённыз благ тоже раскидывается по группам с разным содержанием труда (то есть устанавливаются цены и зарплата). И это есть учёт ЗС? И как это согласуется с хозрасчётом и прочей перестройкой, которых до сих пор не хватало и без которых имел место некий ущерб? Иногда кажется, что автор ведёт партизанскую борьбу против "косыгинской реформы", соблюдая при этом приличествующую оной фразеологию. Мол, закон стоимости и так всё время нормально действовал без всех этих хозрасчётов.
 Проблемы плановой экономики.
В шестом разделе третьей главы изложены отличия действия ЗС при социализме  (от во-первых до в-седьмых) от действия оного при капитализме, каковые отличия, разумеется, трактуются как преимущества. Сам же закон стоимости именуется "преобразованным" (именно так почему-то, в кавычках), поставленным на службу социализму в своей плановой форме. А как же особые трудности плановой экономики, изложенные критиками? В следующем разделе автор, по крайней мере, их обозначает. Вот некоторые выписки:

== Представим себе, например, что углекопы добывают гораздо больше угля, чем его потребляется в стране, ==
Судя по контексту, это именно о социализме, такое может случиться, если плановые органы допустят ошибку.
== В развивающемся народном хозяйстве эта пропорциональность весьма изменчива, и оптимальные пропорции, нащупанные для одного производственного цикла, могут оказаться уже явными и все более угрожающими диспропорциями для каждого из последующих циклов. ==
А где гарантия, что это "нащупывание" окажется успешным? А вот рыночек (атлант ухмыляется) порешал бы своими методами.
Одним словом, Струмилин отмечает специфические трудности плановой экономики, но трактует их как решаемые задачи, а не как источник неизбежных катастроф.
В этой обширной главе (половине книги, можно сказать) много всего, соответственно, и этот пост не последний (хотя хочется быстрее перейти ко второй, "коммунистической" части).
Уважаемым комментаторам, уже скреативившим длинную полемику в предыдущем посте, предлагается перенести её сюда, поскольку у меня эти ветки сильно ушли вправо и не видны даже при самом мелком шрифте. (На ноутбуке, по крайней мере, на планшете вроде бы просто один коммент под другим).
Tags: коммунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments