akabash (akabash) wrote,
akabash
akabash

Category:
  • Music:

Человек и труд (статья в "Правде", 1960 г.)

Попалась на глаза вырезка из "Правды" от 23 октября 1960 г.,
статья к. э. н. И. Судеревского "Человек и труд" с подзаголовком "Общественное разделение труда при социализме и гармоническое развитие человека" и пометкой "Ответы на вопросы читателей".
Газетно-журнальная литературе времён принятия последней партийной программы заслуживает серьёзного внимания. Пристальное чтение этих материалов помогает понять те сложности, которые испытывала тогдашняя общественная мысль и те тупики, в которые она упёрлась. При беглом просмотре такие статьи могут производить впечатление малосодержательной дежурной риторики, но пристальное чтение всё же наводит на размышления. В любом случае краткая газетная статья свободна от академического водолейства, так что овчинка выделки стоит.
Качество рабочее.
Пройдусь по этой статье с оставлением комментариев по каждому абзацу, затем сделаю некоторые обобщения.
Преуведомление
"Читатели просят разъяснить, как в условиях социализма решаются вопросы разделения труда и создает ли оно возможности для гармонического развития человека".
Если действительно читатели "Правды" просили именно это, то можно сказать, что к восьмидесятым годам страна многое потеряла: интересы к заработной плате и улучшению снабжения со временем вытеснили подобную "метафизику".
Абзац 1
Труд в стране победившего социализма описывается в экзистенциальных категориях, сугубо оптимистичных: труд стал свободным, творческим... Фанфары звучат так, что поневоле возникает сомнение: зачем нам коммунизм, когда и при социализме так хорошо? Автор, по-видимому, полагает, что можно спокойно ждать "изобилия", по достижении которого и будет "по потребностям", тревожных нот в его голосе не слышно. Главное, что эксплуатации уже нет ;-)
Впрочем, вопроса о судьбах "буржуазного права", то есть "распределения по труду" в этой статье вообще не затрагивается.
Абзац 2
Автор почувствовал, что надо добавить ложку дёгтю, заговорил о таких вещах как:
новая дисциплина труда,
новые приемы привлечения людей к труду,
воспитание сознательного отношения к труду,
энергичная борьба против тунеядства,
"у нас обязан трудиться каждый".
Этот абзац контрастирует с предыдущим. Замечает ли автор этот несколько комичный контраст? Легко представить ухмылку диссидента-антисоветчика при чтении любимой газеты: знаем мы эти "новые приемы привлечения к труду"!
Абзац 3
Дальше на протяжении почти всей статьи - о положительном значении разделения труда и специализации.
"
М. и Э. в "Немецкой идеологии" указывали, что уровень развития пр. сил нации всего нагляднее обнаруживается в том, в какой степени развито у нее разделение труда и что всякая новая пр. сила влечет за собой дальнейшее развитие разделения труда".
Однако всякий, кто внимательно читал НИ, не мог пройти мимо такого выражения как "уничтожение разделения труда и самого труда". Каковое является необходимой предпосылкой коммунизма. Сразу после цитирования НИ автор об этом интересном месте не вспоминает, хотя потом скажет о "новом разделении труда".
Дальше на протяжении всей статьи поётся гимн разделению труда, как вечному и необходимому условию прогресса в производстве, с цифрами в руках указывается на рост специализации в нашей стране.
Абзац 4
"Общественное разделение труда - это не только ограничение деятельности отдельных лиц или коллективов пределами отрасли или производства отдельного продукта. В условиях социализма это также планомерное распределение функций между людьми в общественном производстве в интересах наиболее эффективного и т.д."
То есть между руководящими и руководимыми, если кто не понял.
Можно, конечно, было бы не стесняться и выразиться яснее. Я с автором согласен: начальство должно быть. Проблематика бюрократии мне представляется второстепенной. Главное - разобраться с товарно-денежными отношениями.
Абзац 5-6
Стало больше отраслей, развиваются специализация (как высшая форма РТ) и кооперирование.
Абзацы 7-10
Похвальное слово специализации, соглашаемся и читаем вполглаза.
Абзац 11
Разделение труда на капиталистическом предприятии. Здесь говорится о некой дурной, узкой специализации, для которой характерен отрыв умственного труда от физического. В качестве примера - фордовский конвейер.
Буржуазные экономисты пытаются доказать целесообразность дальнейшего дробления профессий, и это нехорошо (а сам только что пел гимны специализации!).
Монополистам выгоднее во многих случаях применять труд рабочих, чем автоматы, поэтому они защищают положение о невозможности и нецелесообразности полной автоматизации производства.
Абзац 12, жирным шрифтом
"Развитие социалистического способа производства создает условия для уничтожения старого и создания нового разделения труда".
То есть у нас - не так! У нас, утверждает автор, не та, фордовская, узкая специализация, а другая, хорошая.
"Материально-технической основой социалистического разделения труда служит новая техника, осуществление комплексной механизации и автоматизации производства".
Всё же меня, читателя, не оставляют сомнения. То есть автомобильный завод Форда и наш какой-нибудь ГАЗ - это принципиальная разница в характере труда? Обусловленная именно иной формой собственности? У Форда конвейер, а у нас никакого конвейера нет? Ну, допустим, что нет: хорошо ли это, полезно ли для автопрома? Один и тот же мастер-на-все руки собирает целиком весь автомобиль, как в до-конвейерные времена?
Сомнения вызывает и противопоставление тамошнего, капиталистического сопротивление капиталистов автоматизации и нашего, социалистического внедрения оной. Неужели у нас станут внедрять дорогущую технику вместо более дешёвого ручного труда? Если экскаватор экономнее тысячи землекопов, то он будет внедрён, сомнений нет. Но тысяча роботов-андроидов вместо тысячи землекопов ради автоматизации как таковой?
Абзац 13, выписываю практически полностью
"Новое, социалистическое разделение труда... связано с всесторонней подготовкой рабочих, поскольку новая техника, переходящая в дальнейшем в автоматическую систему машин, предъявляет всё более высокие требования к уровню квалификации трудящихся, которые, по образному выражению Н. С. Хрущёва, будут всё больше превращаться в командиров над машинами".
Ох, сомнительно! Автомату не нужен командир, он работает сам. Командир нужен лопате, токарному станку или самолёту-истребителю. Это узловой пункт заблуждений: тенденция к автоматизации = тенденция к потере квалификации за ненужностью.
Более того, эта дис-квалификация есть прогресс, о чем Маркс в одном месте говорит недвусмысленно.
У нас часто утверждается, что чем сложнее труд, тем он интереснее, тем "меньше отчуждения". Ох, не так. Избавьте меня от интересной и сложной работы, дайте тупую-механическую, чтобы одной рукой работу делать на автопилоте, а другим глазом в соцсеть...
И ещё: между средствами производства, требующими квалификации и полным автоматом стоит,скажем так, полу-автомат, требующий подавальщика, обходчика, ремонтника. Участь этого персонажа незавидна. На место восьмичасового рабочего дня за одним станком приходит восьмичасовой рабочий день по осмотру сотни станков. Это шаг к коммунизму?
Абзац 14
Фактаж. Рост удельного веса высококвалифицированного труда.
В отличии от капиталистических стран? Там, по-видимому, из-за фордовских конвейеров удельный вес ВКТ падает? Что-то сомнительно.
Потом ещё к этому вернёмся.
Абзац 15
Пишет так, будто ручной труд = неквалифицированный. Не наоборот ли? Квалификация = умение делать своими руками.
Однозначного соответствия между понятиями "ручной труд" и "квалифицированный труд" нет. Но главная тенденция от введения машин - дисквалификация. Машина, требующая квалифицированного управления - это промежуточная ситуация.
Абзац 16, выписываю целиком
"Крупные изменения происходят в автоматизированных цехах. Рост специализированного оборудования ведёт к сокращению удельного веса станочников и увеличению доли наладчиков и ремонтных рабочих".
Ну а на фордовском конвейере не то же самое?
"Увеличивается доля наладчиков и ремонтных рабочих" - говорит ли это о росте доли квалифицированного труда? Токарь-станочник шестого разряда менее квалифицирован, чем наладчик-ремонтник? Точильщик лезвий более квалифицирован, чем фехтовальщих, наземный авиамеханик - чем пилот-истребитель? Настройщик роялей - чем пианист?
Это просто разные профессии, в каждой из них осуществляется независимый процесс вытеснения квалификации, передачи искусства работника машине.
Абзац 17
пропустим, это второстепенный момент
И новые специализации, и укрупнение профессий.
И что при этом с квалификацией? Что с превращением в первую жизненную потребность?
Абзац 18
Первое упоминание в статье коммунизма как такового (а не строительства оного).
Разделение труда - это нечто вечное, при коммунизме будет "новое".
Смена родов деятельности (цитата из М. и Э.).
"Новое разделение труда" и "перемена видов деятельности" - это, мне кажется, неудачные попытки классиков конкретизировать общее представление о преодолении разделения труда. Здесь автор, имхо, следует за классиками, это не плод более позднего творчества последователей первого поколения.
ИМХО, старая формула об уничтожении  "просто" разделения труда лучше, чем "старого" разделения труда.
Абзац 19
Ленин то же самое говорил. "Умение делать всё".
Абзац 20
Суммирует предыдущие два.
Абзац 21
А вот здесь начинаются оговорки. У читателя уже сложилось мнение о лёгкости перехода от профессии к профессии. Ясно, что в инстанциях это могло вызвать неудовольствие: текучка кадров, "летуны" - всё это были реальные проблемы, в суровые времена они решались путём прикрепления рабочих к предприятиям. Поэтому автор трактует слова классиков не как "смену профессий", а как одновременное участие в разных видах деятельности: в производстве, науке, искусстве... Но это уже непоследовательность мысли, виляние и петляние.
Моя позиция: "политехническое образование" в узком, деловом смысле слова - утопия. Если есть совокупность видов деятельности, требующих обучения, квалификации, то все их освоить невозможно. В широком, т.е. более туманном смысле, в смысле базового образования, научного мировоззрения - ещё туда-сюда.
Абзац 22
Два выделения жирным шрифтом:
1) "В докладе Н. С. Хрущёва на XXI съезде отмечалось, что в коммунистическом обществе будет планомерное и организованное распределение труда по различным отраслям производства, общественное регулирование рабочего времени с учетом особенностей производственных процессов".
Хорошо, ну а сейчас, пока ещё только социализм, разве не так?
2) При коммунизме механизация и автоматизация "позволят ещё больше сократить рабочий день, и у людей будет много свободного времени для занятия науками, искусством, литературой, спортом".
Что должны подумать при чтении этих слов (совершенно справедливых) ну, скажем, сотрудники НИИ или артисты балета? Варианты возможны разные:
"А мы и в рабочее время всем этим занимаемся без всякого вашего коммунизма".
"Это что, я и после работы тоже буду танцевать на сцене? - Да нет, ты будешь изучать энцефалитных клещей!"
Эти два высказывания воспроизводят контраст между абзацами 1 и 2. Нетрудно прийти к мысли, что если "планомерное и организованное распределение труда по различным отраслям производства" - это некая особенность именно будущего общества по сравнению с современным положением дел, то выражение это означает меньшую свободу для работника в том светлом будущем, чем в 1960-м году. Свобода выбирать себе место работы явно не подходит под категорию "организованного распределения труда".
Т. е. коммунизм - это гулаг, скажет недоброжелатель на основе этих слов Хрущева. Да, это так, и мы, коммунисты, должны этим гордиться. Ибо это гулаг на основе совсем иного соотношения рабочего и свободного времени.
Загвоздка в том, что такого рода гулаг, подобный студенческой работе на "картошке", не так-то легко достижим. Ему нужны предпосылки.
Абзац 23
повторение предыдущего в абз 22
Опять ложка дёгтю: "организованность". Любопытно упоминание "бесед с товарищами". Эти "товарищи" - широкие массы читателей или только свой брат-обществовед?
Абзац 24
"... деятельность людей физического труда обогащается интеллектупльным содержанием".
"Обогащается"! Наоборот, остатки интеллектуальности выветриваются. На смену мастеру на все руки приходит конвейерный рабочий.
Управление автоматом - это, мол, умственная деятельность. Нет, автомат - это то, чем не надо управлять, он сам работает. Скорее, управление лопатой или топором - это "в значительной мере умственная деятельность".
Абзац 25, жирный шрифт
"При коммунизме люди свободно... с любовью... первейшую жизненную потребность".
В абз. 21-23 говорит об организованности, а здесь о свободе выбора. что же тогда называется организованностью, если не ограничена свобода? А если наклонности есть, а способностей нет? Или наоборот?
Опять "труд как первая жизненная потребность". Сакраментальный вопрос в таких случаях: кто будет чистить отхожие места? Маркс, как известно, на такой вопрос однажды ответил: вот Вы и будете! Фурье, правда считал, что этим охотно займутся дети, которые все любят копаться в грязи.
"Первейшая жизненная потребность" - заниматься тем, что вызывает интерес. А интерес - это вещь прихотливая, капризная, ускользающая. Сегодня есть, а завтра нет. Как это сочетается с рациональной организацией труда многих людей как "единой рабочей силы" - вот вопрос.
Абзац 26
последний
Эти три длинные фразы при беглом прочтении оставляют впечатление газетной трескотни, хотя при чтении более медленном могут по кр. мере вызвать содержательные вопросы о движении ударников, коммунистическом труде в его отличии от не-коммунистического и т.д. Но пропустим этот абзац, и так уж маргиналии разрослись, попробуем перейти к обобщениям.
Ну и наконец, повторю ещё раз, ничего не говорится о судьбе ТДО, о главном пункте отличия первой фазы коммунизма от второй.  Что будет с деньгами? Что будет с заработной платой? Вот трудится человек на своём заводе или в научном институте, труд его становится всё раскрепощённее и всё более первой жизненной потребностью, всё более квалифицированным. Это хорошо, смекает наш работник: значит, и платить будут больше, за квалифицированный-то труд. - Нет, отвечает теоретик коммунизма, за свой высококвалифицированный труд ты не получишь ни копейки!
===
Итак, ещё раз то же самое, но уже не в виде маргиналий, а в виде относительно упорядоченной критики.
В этой статье, являющейся образцом мэйнстримной, официальной общественной мысли (даже если автор и диверсант-товарник, имевший заднюю мысль выставить абсурд официоза), есть содержание верное и неверное.
Верно следующее:
1) описание тенденций, присущих индустриальной форме производительных сил, а именно превращение ремесленника в частичного рабочего,
2) декларирование реальных черт коммунизма, описываемых в категориях философских, экзистенциальных: свобода, творчество, первая жизненная потребность... Впрочем, это всё взято у классиков.
Неверное по пунктам:
1) преодоление "узкого горизонта буржуазного права"
Автор явно забыл о разнице между низшей и высшей фазой, проблематика перехода никак не обозначена, просто блистает своим отсутствием. Скорее всего, он не вполне понимает, зачем вообще нужно расставаться с ТДО. Ведь и при социализме эксплуатации нет, есть справедливое распределение по труду, спокойно ждём наступления изобилия, тревожиться не о чем... Зато развивается столь полезное для народного хозяйства разделение труда.
Но мы примем в качестве аксиомы, что ТДО сами по себе есть некое зло даже и при социализме, и при простом товарном производстве, что их сохранение чревато катастрофами и что они должны быть изжиты - и под этим углом зрения будем рассматривать проблематику, затронутую автором статьи.
2) разделение труда как проблема для преодоления ТДО.
Если есть тенденция к его росту, то как это сочетается с тезисом об "уничтожении разделения труда" или "преодолении разделения труда", необходимом для преодоления товарно-денежных отношений?
Со времён классиков в этом пункте большой ясности не достигнуто. Говорится об уничтожении некоего "старого" разделения труда без объяснения, чем новое отличается от старого. Декларации об уничтожении противоположности между городом и деревней, между физическим и умственным трудом, давно уже звучат как мантры, которые так и не смогли наполнится более конкретным содержанием.
Автора статьи явно вдохновляет рост разделения труда, специализации, никакой тревоги у него по этому поводу не возникает. Правда, он говорит по прописям о "ликвидации старого разделения труда", но тут же начинаются характерные оговорки: речь, мол, не о переходе от одной профессии к другой на производстве, а участие в различных видах деятельности: труд, наука, искусство. Разумеется, это не дело: нетрудно показать, что классики всё же имели в виду лёгкость перехода от профессии к профессии.
3) квалификация как проблема для преодоления ТДО
Необходимость квалификации закрепляет разделение труда, и, следовательно, препятствует движению к коммунизму. Автору такая мысль, кажется, в голову не приходит.
Логика его, по-видимому, такова: если коммунистический труд есть расцвет свободного творчества, то творческие, интеллектуальные элементы (которые отождествляются с квалификацией) в наличных видах труда нашего времени являются прямыми предшественниками творческой деятельности людей коммунистического будущего.
Предполагается некий плавный переход к этим особым положительным чертам коммунизма в пределах эмпирически взятого рабочего места. Труд вот этого рабочего-станочника (или кассирши в универмаге?) становится всё более интеллектуальным, творческим, всё более ощущается как первая жизненная потребность, всё более становится неким свободным выбором и т.д. Разумеется,  без смеха (со стороны диссидентски-антисоветской интеллигенции) или без чувства досады (здравомыслящие адепты ЕВУ) читать это невозможно.
На самом деле: нынешние элементы творчества - скорее не предшественники, а провозвестники. Здесь намёк на будущее, а не прямая причина. Чем быстрее творческие, интеллектуальные элементы выветриваются из содержания нынешнего труда, чем быстрее квалифицированный рабочий-станочник или автор науч-поп-книг превращается в конвейерную обезьяну, тем ближе мы к коммунизму.
Маркс: "...каждый средневековый ремесленник был целиком поглощён своей работой, относился к ней с рабской преданностью и был гораздо более подчинён ей, чем современный рабочий, равнодушно относящийся к своей работе" (Немецкая идеология, гл. 1, раздел IV, параграф 2, самый конец). Квалифицированный рабочий индустриальной эпохи - гомолог, то есть прямой потомок того средневекового ремесленника, ещё не прошедший освободительной дис-квалификации.
4) квалификация как эмпирический факт.
И такие процессы действительно идут. Автор признает, что вытеснение квалифицированного труда существует при капитализме, но отрицает нечто подобное при социализме. На деле же конвейер везде конвейер - и в Детройте, и в Горьком. Он требует тупого исполнителя, чем тупее, тем лучше; это было известно уже Адаму Смиту.
Если есть индустриальное производство, то ему присуща тенденция к де-квалификации. Необходимость же в высокой квалификации - это только стартовый пункт. При появлении новой отрасли требуется определённый уровень квалификации работников, но немедленно начинается наступление машин, сперва сводящих человеческий труд к элементарным приемам, а затем совсем его вытесняющим.
5) организованный труд и свободный (не-)труд
Автор не замечает противоречия между декларациями о необходимости организации труда и обещанием невиданной ранее свободы именно в области труда. Как эти вещи могут сочетаться? Ответа нет. Ведь "организация" молча подразумевает отсутствие свободы, которую имеет наемный рабочий, свободно продающий свою рабочую силу. Если нет продажи рабочей силы, то мы имеем нечто вроде "трудовой армии". Ещё дальше это от свободной деятельности художника или учёного.
Продолжение в следующий раз.
Tags: коммунизм, обмен, отчужденный труд, переходный период
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments