akabash (akabash) wrote,
akabash
akabash

Category:
  • Music:

Эксплуатация - не главное

В условиях общественной собственности на средства производства (каковыми являются заводы и фабрики) эксплуатации нет.
Так утверждает привычная с советских времён политграмота, это утверждение можно найти в любом источнике советского времени, в газете или учебнике. Утверждается, что это верно как для первой фазы коммунистического общества, то есть социализма, так и для зрелого коммунизма. Разница между первой и второй фазами в том, что при социализме "оплата по труду", а при коммунизме получение материальных благ "по потребностям", независимо от трудового вклада.
Социализм занимает промежуточное место между обычным капитализмом и полным коммунизмом. С первым его сближает принцип товарности, обмена эквивалентов (оплату по труду Маркс называл "буржуазным правом").
Ну а теперь о разногласиях, которые в комментах к предыдущему посту. Допустим ещё раз, что при социализме "эксплуатации нет", посколько нет эксплуататорского класса, буржуазии. Но есть "буржуазное право", оно же "обмен по эквиваленту", или "оплата по труду". Какой из этих признаков важнее, фундаментальнее, "весит больше", как говорят биологи-систематики? И почему этот вопрос важен?
Поскольку речь о делах человеческих, целесообразной деятельности, зададим сами себе промежуточный вопрос: каково соотношение между понятиями
"конечная цель" и "существеннейший признак"?
Естественно предположить, что "существеннейшим" является признак (или правильный аллель оного), характеризующий достигнутую конечную цель. Если мне нужно, скажем, организовать освещение комнаты посредством электрической лампочки, то поток фотонов от раскалённой вольфрамовой дуги будет и существенным признаком и конечной целью, не так ли? Нет, не так - отвечает некий оппонент - хотя существенный признак уже достигнут, но остались "родимые пятна" прежнего состояния, того, когда лампочка не горела. Ведь когда она не горела, её оболочка была стеклянной, и сейчас, у горящей, такая же, а нам надо, чтобы была из жароупорного пластика. Да зачем нам это надо - это уже моё недоумение - если "существеннейший признак" уже в наличии? Или он всё же не такой уж "существеннейший"? Но я хотел именно освещения, а не чего-то другого.
Говоря без аналогий: зачем нам стремиться к ликвидации принципа эквивалентного обмена, оплаты по труду, если эксплуатация ликвидирована? Все члены общества трудятся и получают материальные блага по труду, что здесь не так? Я думаю, что ответа на этот вопрос быть не может, если мы рассматриваем эксплуатацию как самую глубокую характеристику общественного устройства, самый фундаментальный признак формационной таксономии.
Альтернативный подход выглядит так: принцип эквивалентного обмена, (товарные отношения) является более фундаментальным по сравнению с эксплуатацией. Именно поэтому его преодоление является более поздним по времени, чем достижение того состояния, которое можно с натяжкой охарактеризовать как "отсутствие эксплуатации". Терминология, описывающая общественные формы, должна отражать это положение дел: если принцип ЭО работает, то это ещё "до коммунизма", а не коммунизм. Выражение "первая фаза" скорее было уступкой нетерпению и нанесло определённый вред, дезориентировало в какой-то степени советское общество и его руководителей, хотя упрекать в этом Маркса или авторов советских учебников по научному коммунизму язык не поворачивается. "Так было надо".
Принцип эквивалентного обмена является следствием существования и господства отчужденного труда, труда, который воспринимается как проклятие и объективно является таковым. Эксплуатация есть следствие естественного желания свалить страдание на другого человека, самому избавившись от него. Простые формы товарообмена могут восприниматься как лишенные эксплуатации, но правильнее было бы сказать, что здесь имеется взаимная эксплуатация, которая только и ждёт момента, чтобы принять более жестокую форму, а именно форму наемного труда, позволяющего владельцу средств производства присваивать продукт труда наемного работника. Не надо забывать, что эксплуатация, связанная с наемным трудом, внешне выглядит как "обычный", элементарный товарообмен - и не только выглядит, но и на самом деле является таковым, Маркс в "Капитале" это подчеркивает. Разговоры о каком-то товарообмене без эксплуатации только запутывают дело, Марксу ненавистен товарообмен как таковой, а не какой-то особый, связанный с эксплуатацией. Раздел "Деньги" из рукописей 1844 года заслуживает внимательного чтения.
Что мы находим у классиков в подтверждение той мысли, что "первая фаза коммунизма" на самом деле является до-коммунистическим обществом. Не очень много. Есть замечание Энгельса о "только формальном обобществлении" (Анти-Дюринг), есть термин "всеобщая частная собственность", которая-де не есть ещё подлинное преодоление частной собственности, хотя кажется таковой.
Эта самая "всеобщая частная собственность", базируясь на фундаментальном принципе товарообмена по эквиваленту, легко мутирует обратно к "дикому типу", к "частной частной собственности" - опасность, о которой не подозревали мэйнстримные идеологи советского социализма, убаюканные рассуждениями о том, что "у нас покончено с эксплуатацией человека человеком".
Если мы понимаем, что "реальный социализм" советского типа - это общество до-коммунистическое, то мы неизбежно ставим задачу активного поиска материальных предпосылок для истинного коммунизма, которые должны весьма радикально отличаться от индустриальной рутины, поглощающей большую часть человеческой жизни - и заодно держать ушки на макушке, ибо капиталистическая реставрация притаилась за ближайшим углом.
Tags: переходный период
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments