akabash (akabash) wrote,
akabash
akabash

Category:
  • Music:

В.А.Архангельский. Концепция социализма как общества диалектических противоположностей

Попросили высказаться о работе В. А. Архангельского, которую можно прочесть здесь:
или сразу здесь:
Для более понятного изложения моего впечатления от этой работы - вот вкратце мои взгляды, как были изложены в одном из первых постов.
Коммунизм есть преодоление товарно-денежных отношений, которые есть зло, но пока что зло необходимое, сохраняющее относительную рациональность. Источником этой рациональности является отчуждённый труд, то есть труд, который не является - и не может являться по самой своей природе - "первой жизненной потребностью", ибо тупой, монотонный, утомительный, враждебный игровой и творческой природе человека. Вытеснение такого труда из сферы человеческой жизни, сведение его к ничтожно малому времени - условие изживания товарных отношений (внешним проявлением которых является частная собственность как юридическая форма).
Классики докопались до этой мысли (цитаты из ЭФР-1844 и Нем. идеологии всем известны), но ошибочно объявили крупную промышленность материальной основой коммунистических отношений. На самом же деле индустриальная стадия развития пр. сил означает господство отчуждённого труда и разделения труда, что требует именно товарных отношений.
Это значит, что сознательный агент исторического процесса, то есть коммунистическая партия, в масштабе глобальном должен стремиться к прорыву за пределы индустрии, к технологиям, принципиально вытесняющим человеческий труд, а в масштабе локальном, находясь у власти,  искать многообразные формы компромисса с пока ещё неизбежными ТДО - но при этом "свою линию гнуть".
Теперь о книге В. А. Архангельского, бегло просмотренной в течение дня. Если совсем кратко - то книга хороша тем, что автор вплотную подходит к центральному пункту, корень всей проблематики "реального социализма" правильно видит в том, что труд не является первой жизненной потребностью. Дальше возможны два хода мысли. Первый я пытался изложить: господствующие ныне виды труда и не могут быть таковыми, надо от них освободиться. Автор же пытается найти иной путь и при этом - ну естественно! - впадает в самое тошнотворное морализаторство традиционного советского агитпропа, впаривает читателю о "сознательности" и прочих прекрасных вещах. Я представляю кривые ухмылки аппаратчиков из ЦК, читавших этот труд по долгу службы. Стоило ли огород городить с графиками и формулами, если всё дело упирается в недостаток пресловутой сознательности, мало разве о ней говорено! И не таким причудливым языком...
Но этот центральный пункт - в последней, седьмой главе, автор к ней идет обстоятельно. Как человеческий документ, книга поражает, автор вызывает уважение. Стремление к изложению материала в компактном виде, с помощью графиков и формул можно только приветствовать. Огромное количество ссылок на никому не известных, анонимных обществоведов, ломавших голову над проблемами противоречий социализма. Перечень этих имён мне, признаюсь, доставил удовольствие: чай, не Бахтин какой-нибудь с Аверинцевым, а люди благонамеренные.
Автор начинает с тезиса "рабочая сила при социализме - товар". Я с этим согласен, поскольку к советскому хозяйству, на мой взгляд, применимы все категории политэкономии капитализма, оно принадлежит ещё к докоммунистической, экономической формации (согласно трехчленной схеме). Автору (да и Марксу в Критике Готской программы) лучше было бы сказать, что советский социализм - это уже начавший трансформацию, но всё ещё капитализм. Он этого не делает, поэтому вынужден подчёркивать пропасть между социализмом и грядущим коммунизмом (это верно и это лучшее во всей работе, и даже цитаты ленинские нашлись), объявляя социализм особой формацией (солидаризуясь, кстати, с Кронродом против Ильенкова).
Постановке вопроса в терминах политэкономии предшествуют, на мой взгляд, совершенно излишние и ничего не доказывающие общефилософские рассуждения.
Более того, они не верны. Коммунизм не есть "одна из" формаций, а "разгадка истории", адекватная человеческой природе общественная форма, которая достигается раз и навсегда.
(Статья Лифшица "Чего не надо бояться" почему-то не касается темы коммунизма, но имеет к этой теме самое прямое отношение, стронгли рекоммендед). Понятно, откуда эти рассуждения: автор хотел подчеркнуть историческую преходящесть того, что принято было называть социализмом, ну а заодно и следующим гипотетическим ступеням досталось.
Пропускаю промежуточные главы, где речь идёт о классовой структуре, социологическом мясе, которым обрастает политэкономический скелет. Кое-что важное автор, мне кажется, уловил, а именно столкновение неких реальных общественных сил не в виде столкновения больших груп людей, классов, а на уровне более глубоком, "химическом". Терминология, конечно, причудливая, но мы ко всему привычные, после Егора Фёдорыча-то. К этому постараюсь ещё вернуться, надо перечитать повнимательнее.
Наконец, следует отметить невыносимую перестроечную риторику огоньковского пошиба. Похвалы косыгинской реформе, осуждение кровавых большевиков... В общем, в области текущей политики какой-то "демократический левый" или даже меньшевик. Но это можно пропустить мимо ушей ради реальных достоинств.
Tags: переходный период
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments