akabash (akabash) wrote,
akabash
akabash

Categories:

Социалистический реализм

 
Реплика, которая не уместилась в комменты вот здесь:

http://lenivtsyn.livejournal.com/41237.html?thread=100373#t100373

Целиком обсуждение:

http://lenivtsyn.livejournal.com/41237.html#comments


Мы акцентируем внимание на несколько разных вещах: я на безличной, имеющей силу естественно-научного закона подоснове всякого общества (то есть совокупности пр. сил и пр. отношений), вы - на том, что принято называть "субъективным фактором" или даже качеством человеческого материала. Поскольку такая разнонаправленность взгляда не обязательно означает разногласия, я попробую выделить те пункты, где разница в предмете рассмотрения может привести именно к разногласиям.

Проще начать с примеров. Вот эти рабочие, которые "случайный элемент" и для воспитания которых нужны примеры "нового, коммунистического поведения", которые в свою очередь не должны расходиться с действительностью. Вот именно эту самую "действительность" я бы и хотел понять: какова она, что примеры "нового, коммунистического поведения" могут с ней расходиться? Причём не просто расходиться, но и терпеть поражение по причине такого расхождения, будь то примеры из жизни или литературные образы. И почему в 30-е годы не расходились, а потом разошлись?

Есть смысл также спросить: какое поведение вы называете "новым, коммунистическим" и чем оно отличается от старого? Со средней степенью добросовестности отработать смену и отправиться домой -- этого мало? Мне сразу вспоминаются коммунистические субботники, работа Ленина "Великий почин". При всём преклонении перед рабочими, ремонтировавшими нужные фронту паровозы в выходные дни, я думаю, это не магистральное направление коммунистической практики. А вот, скажем, какой-нибудь крупный чин в Госплане, ломающий голову над тем, как сократить общее рабочее время по стране, да так, чтобы свободное время было отдано не огороду или забиванию козла -- это уже именно новое коммунистическое поведение, без шуток. Стахановское движение, по видимому, где-то посередине (как раз недавно читал статью Платонова о "Танкере Дербент").

По-видимому, можно утверждать и цитатами подкрепить, что на этом самом базовом, онтологическом уровне существуют ситуации, а точнее, стадии развития, когда старому принципу пора собираться уходить, но ещё не пора уйти. Эти эпохи (неразвитая напряжённость принципа) порождают волну энтузиазма, которая неизбежно отступает перед "химизмом" старого общества. Герой гражданской войны безупречен в военной обстановке, но вот война закончена, его назначили директором завода и он сразу на своей шкуре почувствует совсем иное атмосферное давление. Шансов разложиться самому или воспринимать окружающий народ как ораву мелких хищников у него будет гораздо больше, чем на фронте, где было ясно, кто враг. Конечная причина -- объективные отношения, залегающие глубже субъективного фактора, качества человеческого материала и т.д. Индустриальная стадия развития пр. сил с характерным для неё разделением труда, когда человек занят частичной деятельностью, не гарантирующей выживания, а разница в материальном благосостоянии возникает за счёт умелого лавирования и сильно зависит от случая...
Отсюда следует, что человек коммунистически сознательный должен понимать эти безличные силы, иметь представление об их преходящем характере, способах их нейтрализации, пока они неуничтожимы, или даже использования их на благо светлого будущего. Ну, а если он писатель, то искать пути к их наглядному изображению.

Вот, кстати, можно задаться вопросом, почему в послевоенные годы писали "под соцреализм" вместо the real thing? Писатели вдруг почему-то испортились? Или были некие объективные причины? И далее: судя по вашему "впрочем" - и далее о Шукшине (после реплики насчет "под соцреализм"), вы предполагаете, что Шукшин дал бы образцы именно соцреализма, если бы имел хороших предшественников. Ну, не знаю (надо подумать), а что касается рекомендации, то Шукшин сверхпопулярен аж с брежневских времён. Это чуть ли не единственный писатель (за исключением разве что Стругацких), имя которого выплывало в обиходе, сам был свидетелем нескольких случаев. Когда в конце 70-х приехал поступать в Москву, сосед по комнате, тоже абитуриент, но уже с жизненным опытом, с большим таким произнёс, что двадцатый век дал только одного русского писателя - Шукшина. Несколько лет назад был свидетелем того, как один человек, занимающий должность слесаря-электрика, подарил такому же (это, правда, была девушка :-) томик Шукшина. А у меня незадолго до того на работе был напарник, от которого я на стенку лез, ибо он был типичный шукшинский персонаж. Ну и где-то в комментах в моём необъёмистом журнале мелькнуло имя Глеба Капустина. Так что рекомендация в ответ на рекомендацию: мой герой в области русской художественной литературы советского периода -- Александр Зиновьев. Именно как художник, как к мыслителю к нему много претензий.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment